Русские родители Латвии отстаивают права в ЕСПЧ

Власти Латвии, занимающиеся искоренением у себя в стране русскоязычного образования, вынуждены держать ответ перед Европейским судом по правам человека. Это учреждение оказалось буквально засыпано жалобами недовольных русских родителей из Латвии, требующих от международной структуры надавить на Ригу и восстановить статус-кво в сфере образования нацменьшинств. Активисты, координировавшие подготовку исков, считают, что надежда на благоприятный исход дела есть – и немалая.

Комитет министров Совета Европы рекомендует

После того как в 2018 году правительство, парламент и президент Латвии приняли законы, санкционирующие почти полное изгнание в трёхлетний срок русского языка из средних школ нацменьшинств и частных вузов, постепенную латышизацию основных школ и детских садов, представители русскоязычной общины государства сложа руки не сидели. Русские активисты и правозащитники представляют интересы 35% жителей государства, естественно, недовольных таким наступлением на их права. После того как митинги и марши протеста никакого результата не принесли, последовали обращения в Конституционный суд. Однако данное учреждение в 2019 году ничего антиконституционного в ликвидации русскоязычного образования не нашло. И тогда в качестве последней меры русские латвийцы начали готовить иски в Европейский суд по правам человека. И эта тактика постепенно начала приносить плоды.

В начале марта стало известно, что Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) потребовал от властей Латвии отреагировать на проявления ксенофобии и смягчить ограничения на использование языков нацменьшинств в сфере образования. В Совете Европы пришли к выводу, что общество в этой прибалтийской стране «продолжает бороться с последствиями прошлых разногласий, поскольку основные национальные группы – латышское большинство и русское меньшинство – придерживаются различных геополитических точек зрения и культурных идентичностей». КМСЕ констатирует, что «случаи подстрекательских заявлений» со стороны националистов не привели к принятию властями ответных мер, что «создало впечатление безнаказанности и двойственности» и негативно повлияло на межэтнический климат.

«Ограничительная политика и другое давление, обусловленное политической повесткой дня, а не принятием решений на основе фактов, особенно очевидны в образовательной системе, в СМИ и в отношении к использованию языков меньшинств во многих сферах общественной жизни», – говорится в резолюции, работа над подготовкой которой заняла пять лет.

Комитет министров Совета Европы констатирует, что «всё более строгие требования к знанию латышского языка» применяются в Латвии практически ко всем профессиям. В резолюции также содержится обеспокоенность в связи с планами властей сократить объем преподавания на языках нацменьшинств до 20% учебных часов в неделю (с 7-го по 9-й класс) и свести их изучение только к профильным занятиям по языку и культуре этих народов в 10−12-х классах. «Необходимо обеспечить постоянную доступность преподавания и обучения на языках национальных меньшинств по всей стране с целью удовлетворения существующего спроса. С представителями нацменьшинств, включая родителей, следует проводить тесные консультации, чтобы гарантировать, что их интересы и проблемы в отношении языков обучения в школах будут эффективно приняты во внимание», – говорится в документе.

Также КМСЕ ожидает от властей Латвии эффективной «борьбы со стереотипами и предрассудками в политическом дискурсе» и продвижения «терпимости и межкультурного диалога в обществе в целом». Очень полезная и ценная рекомендация, если учитывать, что государство в Латвии подспудно подогревает у латышей неприязнь к этим «упрямым» русским, почему-то не желающим ассимилироваться. Комитет министров считает, что продвижение изучения латышского языка должно происходить на добровольной основе, а не через «введение квот или санкций».

Кроме того, в Совете Европы требуют пересмотреть подход к квотам на вещание СМИ на языках нацменьшинств, чтобы их носители латышского не чувствовали себя ущемленными. Есть ещё одна рекомендация – перестать коверкать в латвийских паспортах и прочих официальных документах русские имена и фамилии путем прибавления к ним обязательного «с».

Наплевать с высокого дерева

Как же власти Латвии восприняли европейские рекомендации? Сотрудники латвийского телеканала LTV7 обратились к премьер-министру Кришьянису Кариньшу, дабы узнать его мнение о резолюции КМСЕ. Уроженец США Кариньш известен как твердый сторонник ассимиляции нацменьшинств, он ещё десять лет назад говорил, что задача латвийских школ – делать из русских детей юных латышей. Кариньш сразу же выразил уверенность, что правительство менять политику в отношении нацменьшинств не станет. В свою очередь, латвийский МИД упомянул о претензиях КМСЕ к государству лишь вскользь и указал, что европейские рекомендации к исполнению не обязательны. «За исполнение всех международных обязательств несёт ответственность правительство. Если государство не следует этим рекомендациям, оно просто показывает, что не уважает европейские стандарты. Решение за нами», – негодовал заместитель председателя комиссии Сейма Латвии по правам человека Борис Цилевич, представитель оппозиционной партии «Согласие», член латвийской делегации в ПАСЕ. Впрочем, реакция властей была довольно предсказуемой. Ведь в правительстве прекрасно понимали, что никаких санкций за неисполнение советов КМСЕ на них не наложат.

Не рассчитывая на добрую волю латвийских властей, русские родители продолжили готовить иски в ЕСПЧ. В оппозиционной партии «Русский союз Латвии» проинформировали, что в ходе первой волны кампании были подготовлены и отосланы 46 исков от 50 семей с 60 детьми – из Риги, Лиепаи, Даугавпилса, Резекне, Юрмалы и Саласпилса. В списке также есть три частных дошкольных учреждения и несколько специализированных садиков для детей с трудностями развития, в которых латышский язык также объявлен главным в общении.

10 февраля был отправлен и коллективный иск в Комитет по правам человека ООН от 91 заявителя, 1 марта его доставили адресату. Кампания по средней школе, а также учащимся 1-х и 7-х классов, впервые подвергшимся языковым ограничениям, завершилась 1 марта отправкой в Страсбург 33 исков из Риги, Даугавпилса, Саласпилса, Краславы и Олайне. На данный момент в ЕСПЧ получили регистрационные номера и ожидают рассмотрения 164 иска (не считая исков по частным учебным учреждениям, которых еще несколько десятков).

Сопредседатель «Русского союза Латвии» Мирослав Митрофанов пояснил, что факт получения рекомендаций Комитета министров Совета Европы очень благоприятен. «Иски касаются права детей учиться на родном языке, на русском. И когда дело дойдёт до рассмотрения этих исков, на стол судьям лягут именно данные рекомендации Совета Европы. И уж суд-то этот документ проигнорировать никак не сможет. По той простой причине, что Международный суд – это структура того же СЕ. Всё, круг замкнулся! Более того, 19 марта наш правозащитник Владимир Бузаев сообщил, что Европейский суд по правам человека приступил к рассмотрению по существу тех жалоб на "реформу образования", которые подали возмущенные родители. Суд направил г-ну Кариньшу список из 21 вопроса, на которые правительству предстоит ответить. Вопросы следующего рода: например, гарантируется ли в Латвии право на продолжение уже начатого образования на языке, кроме государственного; ущемляют ли введенные ограничения на использование русского языка саму суть права на образование или его эффективность; затронуто ли право на уважение частной и семейной жизни; являлись ли ограничения предсказуемыми, имели ли легитимную цель и были ли соразмерны цели; сбалансировало ли государство интересы различных групп?» – пояснил М. Митрофанов.

Получив эти вопросы, правительство Латвии подготовило в июле ответ на 97 страницах, который на днях отправился в Страсбург. О сути этого ответа поведал сопредседатель Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) В. Бузаев. Правительство утверждает, что Европейская конвенция по правам человека вообще не содержит гарантий обучения на языке, отличном от официального, что дошкольное образование конституцией не защищается, а ряд заявителей, мол, не прошли сначала внутренние судебные инстанции или не являются жертвами нарушений. «Правительство продолжает и старую песнь о том, что процесс обучения внутри класса на "иностранном" языке затрагивает-де интересы находящихся вне стен школы "других людей", ограничения-де вводятся постепенно, в щадящем режиме в течение 25 лет, и не содержат никакой дискриминации. Поэтому наши жалобы "заведомо плохо обоснованны"», – отмечает В. Бузаев.

Нет права на поражение

Что касается изложения фактических обстоятельств дела, то власти снова ссылаются на последствия «советской оккупации» и «чудовищного наплыва иммигрантов», хотя русская школа на территории Латвии успела к 1940 году просуществовать более 150 лет. «Правительство утверждает, что в результате "оккупации" везде господствовал русский язык, была создана сегрегированная система школ с преподаванием исключительно на русском. О том, что в этой "оккупационной" системе более половины школьников обучались исключительно на латышском языке, а в русских школах латышский язык был обязательным предметом, правительство, разумеется, умалчивает. Правительство не желает включать в материалы дела, представленные нами сведения о пострадавших семьях, в которых родители (а в большинстве случаев – и ещё несколько поколений их предков) получили в Латвии образование на русском языке, отнюдь не утратив свою конкурентоспособность», – говорит правозащитник Бузаев.

Он отмечает, что при изложении имеющего отношение к делу международного законодательства правительство упомянуло, к примеру, несколько статей Рамочной конвенции защиты меньшинств, но так и не вспомнило статью 15, содержащую обязанность государства обеспечивать участие меньшинств в принятии решений по вопросам, их касающихся. «И это, конечно же, не ошибка, а позиция. При принятии "реформы-2018", как и указано в наших исках, все предложения меньшинств были отклонены, а их массовые демонстрации проигнорированы. Среди заявительниц есть одна мать троих детей, против которой Полиция безопасности два года вела уголовное дело за участие во Вселатвийском родительском собрании марта 2018 года», – подчёркивает В. Бузаев. Он имеет в виду жительницу Даугавпилса Евгению Крюкову, к которой сотрудники Полиции безопасности ввалились на работу в масках, без знаков различия.

Заведенное на неё дело не устрашило Крюкову, и она не только сама подписала иск в ЕСПЧ, но и успешно сагитировала пятерых своих знакомых сделать то же самое. «Просто я считаю, что нужно всеми способами бороться за наших детей и за возможность получения ими качественного образования. Ведь из-за перевода на латышский язык оно, можно сказать, уже стало недоступным. Многие дети не понимают по-латышски. Я сама столкнулась с таким случаем и была вынуждена двоих своих дочек перевести в дистанционную российскую онлайн-школу, чтобы они могли учиться на родном языке», – говорит Евгения. Сопредседатель же ЛКПЧ обещает, что до 1 сентября правозащитники подготовят ответ на меморандум правительства – в нём будет содержаться детальная критика выдвинутых властями тезисов. «По результатам такой переписки суд и выносит решение, как правило, в письменном процессе. Не исключено, что этот ответный меморандум окажется нашим последним словом», – говорит Бузаев.

Он выразил надежду, что решение ЕСПЧ будет вынесено уже в следующем году, «когда уцелевшие русские преподаватели не успеют ещё разучиться преподавать по-русски». Правозащитник заключает: «Если результат будет в нашу пользу, то за исполнением Латвией приговора будет следить Комитет министров Совета Европы. И будет следить тщательно, ибо в марте (за две недели до того, как ЕСПЧ приступил к рассмотрению наших жалоб) он утвердил заключение по Латвии, в котором недвусмысленно предложил отменить "реформу 2018"», – заключил правозащитник.

А Е. Крюкова говорит, что поражение в этой борьбе может стать для русских Латвии фатальным. «Это приведет к катастрофическому падению образованности, грамотности и вообще всего уровня жизни русского населения. Уже выросло поколение закончивших билингвальные школы родителей, которые абсолютно безграмотно пишут на русском языке, а дальше, я думаю, будет ещё хуже. Маргинализация русских не за горами. Многих из них уже сейчас в школу трудно затолкать, а при полном обучении на латышском языке они её и вовсе не закончат», – предупреждает Крюкова.

«Ритм Евразии»

Другие статьи по теме

Позиция

ФОТОГАЛЕРЕЯ

ВИДЕО

Документы фонда

Изменения в Положение о Ревизионной комиссии

Состав Экспертно-правового совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение об Экспертно-правовом совете Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Устав Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом

Положение о Ревизионной комиссии